Поющие в терновнике, Колин Маккалоу

Уверена, что большая часть просматривавших самое известное произведение австралийской писательницы Колин Маккалоу, в начальный раз просматривали его в юном, ласковом и романтичном возрасте, лет в 15-17, плюс-минус год либо два. Я в индивидуальные 15 о таковой книжке не знала. В 15 я была в восхищении от Колдуна Земноморья, да я и по сей день эту серию обожаю. А сентиментальные женские романы о невыразимых страданиях я ни при каких обстоятельствах не обожала, хоть и просматривала иногда, а что делать, в случае если нет под руками второй книжки, а почитать кошмар, как хочется? Но, невнимательно я видела отрывки из сериала, но все, что мне тогда запомнилось, это ужасное розовое платье с рукавами-крыльями на какой-то юный даме, попик с елейно-печальными глазами и седая старушенция с неприятным, по первому впечатлению, лицом. Это по окончании прочтения книги я разобралась, кто имеется кто, а тогда сериал меня не заинтересовал и я благополучно о нем забыла.

В общем, Поющих в терновнике я прочла в начальный раз, в то время, в то время, в то время, когда мне было уже под 30, в далеком прошлом не ласковый возраст, тогда маме пришло в голову, что превосходно бы разобрать залежи на дачном чердаке, “в другом случае сама знаешь, дядя в том месте устроил свалку” (что правильно, то правильно, свалку он в том месте устроил ого какую, хороший он человек, мой дядя, но имеется у него одна малоприятная черта, все-то у него нежданно когда-нибудь понадобится). Чего я в том месте лишь не отыскала, каких “сокровищ”, среди них и замызганную книжку в двух частях, аж 1992 года издания. Находка была кстати, зиккураты из всякого барахла я отложила на позднее, нарвала себе смородины и малины, обожаю имеется и просматривать, хоть это и некрасиво, и устроилась на том же чердаке почитать. Сходу запишу книжке в преимущества- читается не так продолжительно осталось ожидать и ровно, в отличие, к примеру, от этого произведения того же автора. Сходу видно, создатель сделала громадной перемещение вперед, молодец.

Читается-то превосходно, а вот впечатления остаются не то, чтобы хорошие. Не нехорошие, не неприятные, руки помыть не хочется, книжку кинуть с чердака не тянет, но по факту книжка не самая увлекательная, а храбрецы ее в основном неприятные, кто и вовсе мерзкий. Наровне с этим с писательницей у нас был явный диссонанс в том смысле, что те, кому она очевидно симпатизирует, сочувствует, у меня позвали лишь желание дать им пинка под зад. Местами я позлорадствовала- так тебе и нужно, заслужил! А местами сочувствовала- да лишь не тем, кому нужно было. Но что сделать, в случае если отрицательные персонажи были заслуживающими хорошего слова, а хорошие- да плюнуть в таких в случае если лишь. Глупость, лицемерие, двуличие и ханжество сочувствия не заслуживают.

Для тех, кто нежданно еще не просматривал, аннотация:

Популярный во всем мире роман австралийской писательницы Колин Маккалоу написан в жанре домашней саги и мнит полувековую хронику трех поколений семьи Клири- с захватывающими сюжетными перипетиями, в базе которых- сильные глубокие привязанности и человеческие страсти.

Факт, страстишек и страстей на 600 с лишним страниц будет хоть объешься, а вот с привязанностями, на мой вкус, туговато как-то, а в том месте, где они имеется, эти привязанности неправильные какие-то, кривые, болезненные, навязчивые и беспочвенные.

Потому, что спойлеры запрещены, пересказывать сюжет я не стану, да и продолжительно это, в книге-то 600 страниц, и охватывает она большой временной отрезок, так что нереально так сходу пересказать кто куда отправился, с кем закрутил, кого довел, кто погиб, кто выжил и т.д. Лучше я поведаю о полюбившихся и не полюбившихся персонажах, и о том, чем они мне приглянулись либо нет.

Итак, персонажи .

Мэри Карсон, обрисовываемая автором, как исчадие ада, не меньше, к примеру, главный герой, Ральф, обратите внимание, де Брикассар (с таким ФИО ему сам всевышний приказал главенствовать храбрецом, эльфом и страдальцем 80 уровня) отзывается о ней так:

мерзкая ветхая паучиха, да сгноит ее Господь.

Мерзкая паучиха, на 60 секунд, облагодетельствовала отечественного страдальца, да замечательно так. Как как раз, кто просматривал, знает, кто не просматривал, то прочтёте.

А вот мне Мэри Карсон не показалась ни мерзкой, ни неприятной, и, в случае если уж кого из персонажей необходимо сгноить, то не ее. В том месте имеется лучшие кандидаты для этого. Не обращая внимания на все усилия автора, эта женщина выглядит умной, в хорошем смысле расчетливой, дружит с логикой, может планировать индивидуальные действия на пара шагов вперед, наблюдательна, проницательна, способна сделать “перемещение конем” и победить наровне с этим, вся ее слабость в том, что на склоне лет ее угораздило полюбить (и я не сомневаюсь, что полюбить в конечном счете, хоть создатель всеми силами старается убедить читателей в обратном) мелкого и подленького мужчинку, эгоиста и ханжу. Злодейка, по плану автора, Мэри Карсон была вызывающей приязнь и симпатию, как раз тем, что она не сооружает из себя добропорядочную, не обливается слезами, а решает совершает. Потому-то и побеждает.

Люк О’Нил,

супруг основной героини, Мэгги, и папа ее дочери, в романе также представляется человеком, на котором пробы ставить негде, он, по словам той же Мэгги:

самовлюбленный центр вселенной, ничтожество.

Мэгги время от времени выдаст, так выдаст, бесплатно, что овечка в розовом, но соглашаться ли с ней? Вся неприятность Люка, по моему точке зрения, в том, что он не тот, с кем Мэгги желала прожить жизнь, вот лишь это его вина? Нет. Люк не виноват в том, что Мэгги одурачила сама себя, одурачила тупо и бесталанно, ему остается лишь посочувствовать и легко можно понять, что он не очень сильно желал жить с данной женщиной бок о бок. В случае если мужчине лучше на работе, чем рядом с женой, кто виноват-то?

Джастина О’Нил,

как направляться из фамилии, дочь Люка. Нелюбимый ребенок у собственной матери, а из-за чего? А событие та же- не тот он мужчина был, ее папа, Мэгги глупа так, что и это не очень сильно трудится скрывать. Сумела не озлобиться на собственного брата за такое положение вещей, в тяжелые моменты не отправила собственную горе- мамочку подальше, сумела отыскать персональный счастье, хоть и не сходу, а не стала еще одной из несчастных дамочек Клири, каковые проливают слезы о собственной загубленной великой любви и жизни, а заодно ту жизнь портят всем окружающим.

Персонажи :

Папа Ральф, увидьте, преподобный.

Вот по ком плачет геенна огненная, так это по нему. Католический священник, трус, ханжа, сребролюбец и святоша, нарушитель всех собственных обетов, безбрачия, именно это и причиняет ему самые невыразимые страдания, не усмиряется у него плоть, хоть тресни, бедности и не помню, чего в том месте еще. Ральф не стесняется обхаживать богатую старая женщина , ту самую паучиху, в надежде на ее наследство, страдает за милое его огромному и чувствительному сердцу семейство Клири в целом и Мэгги в частности, наровне с этим не стесняется забрать у них заслуженного и выстраданного, к тому же умудряется наровне с этим подняться в позу “не виноватый я!” Ральф калечит жизнь Мэгги, которую обожает и продолжает, вот страно, да? ее обожать, мучиться, разыгрывать рыцаря и святошу без упрёка и страха, не осознавая, что хуже всякого нарушения обетов переломать чужую жизнь. Ральф трус, по событию того, что кто ж еще может сообщить такое:

какая адская пытка- жизнь! Слава всевышнему, у меня лишь и хватило мужества ходить по самому ее краю.

Ральф глуп и слеп, не видит под носом очевидного, в противном случае говоря не желает видеть, по обстоятельству того, что некомфортно. Ральф всю жизнь мечется между всевышним и Мэгги, задаваясь вопросом, кого он больше обожает? В конечном счете ответ один- себя. Лишь себя.

Мэгги Клири,

претендентка и главная героиня на титул основной страдалицы всея Австралии. В самом деле, ограничивается вторым местом, проигрывая собственной матери, чем еще раз обосновывает- на потомстве природа отдыхает. Мэгги- дева-воительница, она же в один момент, романтическая, дальше некуда, героиня, льющая неприятные слезы и испытывающая немыслимые страдания, что в сравнении с ними вылечить зуб без наркоза, тьфу, ерунда какая, Мэгги избрала себе в соперники не кого-то в том месте, а всевышнего и церковь, в самом деле, победы ее вызывающие большие сомнения , Пирровы, в случае если хуже не сообщить. На счету Мэгги- кинутый супруг, забытая дочь, сообщение со священником, океан страниц и 600 слёз страданий. Мэгги- хорошая героиня, да? Но ей характерна овечья покорность и тупость, Мэгги “борется” с неприятелями, но в необходимый момент складывает ручки и проливает потоки слез. Сильная дама, ага. Вся она в данной фразе:

Мы сами создаем для себя тернии и не вспоминаем, чего нам это будет стоить. А позднее лишь и остается терпеть и уверять себя, что мучаемся не зря.

Фиона Клири,

мать Мэгги, ее братьев, число которых не помню, но большое количество их в том месте, поверьте. С дюжина совсем верно наберется. Глыба, а не дама, с поразительным равнодушием подмечающая за тем, как разламывают себе жизнь ее внуки и дети, но наровне с этим не сделавшая ничего, дабы оказать помощь им избежать шишек. Да что шишек, она их утешить не желает и не может, Фиона загружена в переживания и собственные страдания и ничто ее не тревожит. Иногда она нисходит к своим детям с вершин горних, простым смертным недоступных, дабы изречь что-то наподобие:

Ты мне доставляешь совсем особое наслаждение, Мэгги, от сыновей мне дабы не взять. С дочерьми мы равны, осознаёшь ли. Сыновья не то. Сыновья — легко беспомощные куклы, мы их расставляем, как желаем, и сшибаем одним щелчком, в то время, в то время, в то время, когда вздумается.

Самый ожесточённый персонаж в книге- именно она, и паучиха- также она.

Если бы меня задали вопрос- ты желаешь такую маму либо никакой, то я бы не задумалась над ответом.

Поющие в терновнике, Колин Маккалоу

Что мне понравилось в книге- описания австралийской природы, в чем, а в этом Маккалоу громадный мастер, время от времени думается, что на данный момент со страниц запахнет влажная почва и буйной растительностью Квинсленда, подует в лицо сухой и тёплый ветер Нового Южного Уэльса, зашелестят пальмы тропического острова.

Удачно и к месту даны описания исторических событий, свидетелями которых в различное время становились те либо другие члены бессчётного и бестолкового семейства Клири, либо те, кто с ними связан. Описания быта- хорошие, вот чем я зачитывалась, а не терзаниями и душевными метаниями. А вот сами персонажи были весьма спорными, их эмоции частенько неправдоподобными, мысли и поступки- предсказуемыми, в другом случае и открыто глупыми, лишенными смысла и цели, логики и того, что принято именовать совестью.

Колин МаккалоуПоющие в терновнике | Похвалить либо поругать?


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.